Определение того, что же такое Интенсив от Федора Конорова

Интенсивы обычно проводят в красивых местах. Днем на интенсиве есть свободное время, — можно гулять, любоваться горными пейзажами, осматривать древний монастырь. Вечером можно смотреть на закат, болтать обо всем со старыми и новыми друзьями.

Как все устроено
Каждое утро один из тренеров интенсива читает лекцию. Она длится час. Лекция про гештальт-терапию. Я знаю как читают лекции люди из нашей тренерской команды. Это хорошие лекции, они не занудные и не «теоретические». Люди говорят о том, что сами чувствуют, о своем личном понимании теории. Лекция не готовится заранее. Тему определяют каждый вечер на тренерском сборе. Это делается для того, чтобы лекция затрагивала вопросы актуальные для участников групп.
После лекции все идут на группы. Группы ведут тренера из тренерской команды интенсива. Это опытные групповые терапевты. Группы по формату своему терапевтические. То есть задача этой формы работы — поддерживать осознавание участников. Осознавание чувств, замечание привычных ловушек в отношениях, создание атмосферы, в которой можно обсуждать болезненные личные вопросы.
На интенсивах существует три категории участников. Первая называется — клиенты, вторая — терапевты, третья — супервизоры.
В первую может попасть любой желающий. Для этого не нужно иметь психологического образования и знать, что это за слово такое «гештальт». Клиенты на интенсиве это люди, которые приехали, чтобы в течении 11 дней заниматься решением своих личных проблем, почувствовать себя, заметить, что происходит в их жизни.
По сути, это самые главные люди на интенсиве. Все остальные — терапевты, супервизоры, тренеры заняты обеспечением того, чтобы клиенты получали качественную психотерапию. Участие в интенсиве в качестве клиента дает возможность совместить индивидуальную терапию и групповую, а также получить некоторые теоретические знания (на лекциях) о психологии.
Терапевты на интенсиве это люди, которые учатся в программе подготовки психологов — гештальт-терапевтов. Поехать на интенсив терапевтам может человек, который учится на второй ступени программы (2 и 3 год обучения), а также прошел интенсив в качестве клиента. Каждого терапевта в начале интенсива выбирает один или два клиента. Терапевт встречается с ними в специально оговоренное время на один час для психотерапии. Каждый терапевт работает под супервизией. Это значит, что на каждой второй встрече недалеко от терапевта и клиента тихонечко сидит супевизор. В процесс работы он никак не вмешивается, а только слушает. Когда сессия закончена супервизор и терапевт разговаривают в течении 20 минут. Задача супервизора помочь терапевту осознать свои сложности в работе, заметить важные моменты, обнаружить скрытые чувства. По сути, цель разговора супервизора и терапевта — улучшить качество психотерапии клиента.
Также терапевты работают в своей отдельной группе. Обсуждают сложности, разбирают непростые моменты работы.
Супервизоры это сертифициованные гештальт-терапевты. Они помогают терапветам. Но и сами тоже работают в своей группе, с той же конечной целью — улучшить качество супервизии для терапевтов, чтобы улучшить качество терапии для клиентов.
Тренеры интенсива ведут каждую из групп, а вечером еще собираются на тренерский сбор. Обсуждают, что происходит в группах и выбирают тему лекции.
Итак, возвращаюсь к графику. Утром — лекция, затем группы, затем индивидуальная терапия, потом еще одна группа (состав группы неизменен на весь интенсив), затем процесс- группа.
Процесс-группы ведут супервизоры. Задача этих групп не терапевтическая, а скорее «экологическая». Эти группы проходят вечером. За день у всех участников накопилось много впечатлений и переживаний, а еще любопытства. На процесс-группах люди рассказывают про себя (если хотят конечно), а другие люди слушают и узнают ответ на свой тайный вопрос — «а что там было в другой группе?». Поцесс-группы дают возможность высказать недовысказанное и услышать недослышанное.
Такая работа идет каждый день, но есть выходные. Их на интенсиве два — 4 день интенсива и 8ой. Выходные дни каждый проводит как хочет. Кто-то целый день лежит и смотрит кино, а кто-то ездит по
достопримечательностям.

Еще одна важная часть интенсивов, это то, что происходит вечерами. Иногда это дискотека, иногда просто спонтанное пение под гитару, иногда задушевные разговоры. И все это происходит одновременно. Можно фланировать от одного места к другому, а можно просто тихо наблюдать как заходит солнце.

Федор Коноров

Определение того, что же такое Интенсив от Федора Конорова

Парадоксальная теория изменений

На протяжении около полувека — основную часть своей профессиональной жизни — Фредерик Перлз конфликтовал с психиатрическим и психологическим истеблишментом. Он бескомпромиссно работал в своем собственном направлении, споря с приверженцами более традиционных воззрений. Однако в последние несколько лет жизни Перлз и его Гештальт-терапия пришли к гармонии с большой частью теории и практики в области психического здоровья. Это изменение произошло не из-за того, что Перлз изменил свои взгляды, хотя его работа и претерпела некоторые изменения, а потому, что направление и концепции теории поля стали ближе к нему и его работе.

Собственный конфликт Перлза с существующим порядком вещей содержал зерна его теории изменений. Он точно не определял эту теорию изменений, но она лежит в основе большей части его работы и подразумевалась в техниках Гештальт-терапии. Далее я буду называть ее парадоксальной теорией изменений по причинам, которые будут ясны позже. Короче говоря, она заключается в следующем: изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение не происходит через намеренную попытку изменить себя самого или кого-либо, но происходит тогда, когда человек старается быть тем, кто он есть на самом деле — быть полностью вовлеченным в настоящее. Отвергая роль агента по изменениям, мы делаем так, что значимое изменение может произойти.

Гештальт-терапевт отказывается от роли этакого «специалиста по изменениям», так как его стратегия — поощрять или даже настаивать на том, чтобы пациент был тем, кто он есть на самом деле. Он верит, что изменения не происходят с помощью намеренных попыток, принуждения или убеждения, или путем инсайта, интерпретаций, или чего-либо подобного по смыслу. Скорее, изменение может произойти, когда пациент отказывается, хотя бы на некоторое время, от попыток стать тем, кем он хочет стать, и пытается быть тем, кто он есть на самом деле. Посылка состоит в том, что человек должен остановиться на одном месте, чтобы иметь некоторую (небольшую) опору для движения, и ему тяжело или невозможно двигаться без такой опоры.

Личность, ищущая изменений, приходя на терапию, находится в конфликте, как минимум, с двумя воюющими интрапсихическими фракциями (частями). Клиент постоянно движется между тем, чем он «должен быть» и своими представлениями о себе, никогда полностью не идентифицируясь ни с одной из частей. Гештальт-терапевт предлагает личности исследовать себя полностью в своих ролях. С какой бы роли он ни начал, пациент вскоре переключится на другую. Гештальт-терапевт просто просит быть человека тем, кто он есть в данный момент.

Пациент приходит к терапевту, потому что он хочет, чтобы его изменили. Многие терапевты принимают это как подходящую цель для терапии и теряются в различных средствах, пытаясь изменить пациента, порождая то, что Перлз называл «собакой сверху» и «собакой снизу». Терапевт, который пытается помочь пациенту таким образом, теряет позицию равенства и становится всезнающим экспертом, а пациент играет роль беспомощного, хотя цель состоит в том, чтобы терапевт и пациент стояли в равных позициях. Гештальт-терапевт верит, что дихотомия «собаки сверху и собаки снизу» уже существует у пациента в виде одной части, которая пытается изменить другую, и терапевт должен избегать замыкания на одной из этих двух ролей. Терапевт пытается избежать этой ловушки путем поощрения одновременного принятия пациентом обеих существующих в нем ролей.

В противоположность, аналитик использует такие средства, как работа со сновидениями, свободные ассоциации, перенос, и интерпретацию для достижения инсайта, что, в свою очередь, может привести к изменениям. Поведенческий терапевт работает с помощью наказания и поощрения поведения, чтобы изменить его. Гештальт-терапевт верит в поощрение пациента быть тем, кем он является, кем бы он ни был в настоящий момент. Он верит, согласно Прусту, что «для того, чтобы излечить страдание, необходимо пережить его полностью».

Гештальт-терапевт также верит, что естественное состояние человека — это быть единым, целостным существом — не фрагментированным на две или более противостоящие части. В естественном состоянии происходит постоянное изменение, основанное на динамическом взаимодействии между личностью и окружающей средой.

Kardiner обнаружил, что разрабатывая свою структурную теорию защитных механизмов, Фрейд заменил процессы на структуры (например, процесс отрицания (denying) на отрицание (denial)). Гештальт-терапевт рассматривает изменение возможным, когда происходит обратное, то есть когда структуры преобразуются в процесс. Когда это происходит, человек открыт к взаимодействию с окружающей его средой.

Если отчужденные, фрагментированные части «Я» в человеке занимают отдельные, изолированные роли, гештальт-терапевт поощряет коммуникацию между ними, — он может попросить их поговорить между собой. Если пациенту это не нравится или он противится этому, терапевт просто просит его исследовать себя в этом протесте или затруднении. Опыт показывает, что когда пациент идентифицируется с отчужденными фрагментами «Я», наступает интеграция. Таким образом, если быть тем, кто ты есть полностью, можно стать чем-то другим.

Сам терапевт — это тоже тот, кто не ищет изменений, но старается быть тем, кто он есть на самом деле. Попытки пациента подогнать терапевта под один из его стереотипов, таких, как «помощник» или «собака сверху» создает конфликт между ними. Решение же достигается тогда, когда каждый может быть самим собой и в то же время остается в тесном контакте с другим человеком. Терапевт также изменяется, когда остается самим собой с другим человеком. Этот вид интимного взаимодействия приводит к тому, что терапевт может быть наиболее эффективным, когда он сам во многом меняется. Когда терапевт открыт к изменениям, он скорее всего произведет наибольшее воздействие на своего пациента.

Что же произошло в последние пятьдесят лет для того, чтобы эта теория изменений, имевшаяся в работе Перлза, стала приемлемой, современной и ценной? Утверждения Перлза не изменились, но изменилось общество. Впервые за всю историю человечества человек нашел себя в том положении, где вместо необходимости адаптации к существующему порядку вещей он должен был быть способным адаптировать себя к серии изменяющихся порядков. Впервые в истории человечества продолжительность жизни человека превысила промежуток времени, необходимый для того, чтобы произошли большие социальные и культурные изменения. Более того, скорость этих изменений возрастает.

Те терапевты, которые обращаются к прошлому и к истории индивидуума, делают это из предположения, что если однажды индивидуум разрешит вопросы относительно личного травматического события (обычно в младенчестве или в детстве), он все время будет готов ко встрече с миром, так как мир рассматривается в качестве стабильного образования. Сегодня, однако, есть проблема, связанная с тем, что человек находится в постоянно меняющемся обществе. Сталкиваясь с плюралистической, многоликой, изменяющейся системой, индивидуум вынужден уповать лишь на свои собственные силы, для того чтобы найти стабильность. Он должен делать это, двигаясь динамично и гибко, и временами руководствоваться внутренним гироскопом. Человек не может дальше жить с идеологиями, которые становятся абсолютными, но вынужден действовать, явно или неявно применяя теорию изменений. Цель терапии состоит не в том, чтобы выработать хороший фиксированный характер, а в том, чтобы помочь пациенту стать способным к изменению, при этом сохраняя некоторую индивидуальную стабильность.

В дополнении к социальным изменениям, которые привели современные взгляды в соответствие с теорией изменений, упрямость Перлза и его нежелание быть тем, кем он не являлся, позволили ему быть готовым для общества, когда оно наконец было готово воспринять его теорию. Перлз должен был быть тем, кем он был, несмотря на, или даже, может, благодаря оппозиции общества. Однако в своей жизни он был интегрирован со многими профессиональными силами в своей области, подобно тому, как индивидуум может стать интегрированным с отчуждавшимися частями, пройдя эффективную терапию.

Поле деятельности психиатрии сейчас расширяется за рамки индивидуума, так как стало ясно, что ключевой вопрос перед нами — это развитие общества, которое поддерживает индивидуума в его собственной индивидуальности. Я верю, что подобная теория изменений также применима к социальным системам, что правильные изменения в социальных системах происходят в направлении интеграции и холизма. Далее, я верю, что факторы, изменяющие социум, делают это наиболее эффективно, действуя таким образом, чтобы изменение протекало поэтапно — в соответствии с динамическим равновесием факторов как внутри, так и снаружи организации. Это требует, чтобы система была чувствительной к собственным, временно отчужденным, фрагментам, таким образом, чтобы возникала возможность включить их в функциональную активность, подобно процессу идентификации у индивидуума. Во-первых, внутри системы существует сознавание того, что отчужденный фрагмент существует. Во-вторых, этот фрагмент принимается как закономерный продукт развития функциональной потребности, которая становится явной и затем получает энергию, для того, чтобы действовать как явная сила. Это, в свою очередь, приводит к коммуникации с другими подсистемами и способствует интегрированному гармоничному развитию всей системы.

Вследствие экспоненциального роста социальных изменений для выживания человечества ключевым является вопрос определения точного метода социальных изменений. Предложенная здесь парадоксальная теория изменений вышла из психотерапии. Она была разработана на основе диадных терапевтических отношений. Однако предполагается, что эти же принципы подходят и к социальным изменениям, что процесс изменения индивидуума всего лишь микрокосм процесса социальных изменений. Абсолютно разные дезинтегрированные воюющие элементы представляют серьезную угрозу обществу, так же, как и в случае с индивидуумом. Разделение пожилых и молодых, богатых и бедных, белых и черных, умных и глупых и т.д., отделение людей друг от друга по возрастным, географическим и социальным признакам представляет собой серьезную угрозу для выживания человечества. Мы должны найти пути для соединения этих разделенных фрагментов в виде уровней интегрированной и взаимосвязанной системы систем.

Предложенная здесь парадоксальная теория социальных изменений основана на стратегиях, предложенных Перлзом в его Гештальт-терапии. По предположению автора они применимы к организации общества, общественному развитию и другим процессам изменения, соответствующим демократическому принципу организации общества.

Арнольд Бейссер, 1970

Парадоксальная теория изменений

Глосарій гештальт-термінів С. Накрийко та С. Ситника (частина I)

“Слова – це не просто слова. Мені видається, що вони виражають деяку потребу в створенні семантичного простору, у вираженні чогось, властивого саме цьому полю.”
Сюзанна Накрийко, Сергій Ситник

2423

Публікується у вільному доступі вперше, з дозволу авторів.

Передмова наукового редактора

     Шановні друзі, дорогі коллеги-гештальтисти! Дозвольте запропонувати Вашій увазі сміливе починання Сюзанни Накрийко. Схоже вдалий дебютний крок, як за формою, так і за змістом. А втім, судити Вам. Порадившись з перекладачем, ми ризикнули опублікувати початковий результат роботи, тривапих суперечок, пошуків вагань і сподівань.Запрошуємо до обговорення усіх охочих. Будемо вдячні за критику, пропозиції, ідеї та роздуми.

 

Передмова перекладача

     Цей глосарій – результат уважного прочитання книги  Фріца Перлза “Гештальт підхід” в оригіналі (The Gestalt Approach & Eye Witness to Therapy, Fritz Perls, 1973, Science & Behavior Books), і тому терміни подаються по мірі їх виникнення й тлумачення автором. Деякі терміни чи цитати вам можуть бути добре відомі, інші – можуть видатись достатньо незвичними. При перечитуванні книги я часто натрапляла на слова чи поняття, які ми зараз не вживаємо, та вони, однак, розкривають зміст, що лежить в основі практики й світогляду гештальт терапевтів. І мені хотілось повернути іх до життя, дати їм голос.

Визначення цитатами – це, з одного боку, спосіб достатньо точковий, щоб передати суть поняття, однак з іншого – доволі обʼємний, і залишає простір для розуміння читачеві.

Ідея створення такого глосарію виникла з певних міркувань та особистого досвіду. По мірі формування гештальт-середовища на західній Украіні, в україномовному середовищі, зокрема у Львові, де я працюю, і по мірі мого занурення в цей процес, постала потреба спільноі професійної мови. Під час ведення навчальних груп першого рівня чи проведення супервізіі, я помітила, що мені не вистачає слів; іноді потрібно декілька секунд щоб перекласти російський термін і вставити його в свій український текст, до того ж, ті самі поняття учасники групи чи супервізії називають та перекладають по-різному. І тут в мене виникла ідея створити узгоджений професійний словник. Відтак я ризикнула над цим попрацювати, заручившись допомогою наукового редактора – Сергія Ситника.

Під час роботи виникли певні труднощі зі словами, до яких немає відповідників в українській мові. Наприклад, зі словом «Евернес» (awareness). Ми вирішили піти шляхом тих, хто залишив свого часу слово «Гештальт», яке на сьогоднішній день вже добре прижилось і усім зрозуміле. Хоча поняття «Евернес» у гештальт-підході позначає процес, так само як, наприклад, «Інтроекція», виникли труднощі з вживанням його як дієслова. На нашу думку, найближче відображає суть цього поняття слово «Помічати», як таке, що позначає процес звертання уваги без надавання смислу чи смислів.

Слова – це не просто слова. Мені видається, що вони виражають деяку потребу в створенні семантичного простору, у вираженні чогось, властивого саме цьому полю.

 

Gestalt – Гештальт

 Гештальт – це зразок, форма, специфічний спосіб організації окремих частин, які складають ціле.” (ст. 3)

 

Gestalt Psychology – Гештальт Психологія

 “В основі гештальт психології лежить переконання, що людина переживає свій досвід, організовуючи його в певні патерни (форми) або цілісності, і що розуміти людську природу слід як функцію цих форм або цілісностей, з яких вона зроблена.” (ст. 3-4)

 

Homeostasis – Гомеостаз

 Гомеостаз вживається як синонім пристосування (ст.4) і саморегуляціі (ст.5).

“Таким чином, ми можемо назвати гомеостатичний процес процесом селф-регуляції,   процесом, завдяки якому організм взаємодіє зі своїм середовищем.” (ст. 3)

“Гомеостатичний процес – це процес, завдяки якому організм підтримує свою рівновагу і, таким чином, своє здоров’я при змінних умовах. Отже, гомеостаз – це процес, завдяки якому організм задовільняє свої потреби.” (ст. 4)

 

Need – Потреба

 “Чим інтенсивніше ми переживаємо потреби як необхідні для продовження життя, чим сильніше ми ідентифікуєм себе з ними, тим інтенсивніше ми будемо спрямовувати свою активність на їх задоволення.” (ст. 6)

“Для того, щоб задовольнити індивіду свої потреби, закрити гештальт і рухатись далі до інших справ, необхідно відчути, чого саме він потребує; і він повинен знати як маніпулювати собою і своїм середовищем, тому що навіть суто фізіологічні потреби можуть бути задоволені тільки шляхом взаємодії організму і середовища.” (ст. 8)

 

Contact – Контакт

 “Організм має потреби пов’язані з психологічним контактом так само, як і з фізіологічним; вони відчуваються кожен раз, коли порушується психологічна рівновага; так само як і фізіологічні потреби відчуваються кожен раз, коли порушується фізіологічні рівновага.” (ст. 6)

 

Foreground figure / Background  – Виступаюча фігура / Фон

 Ми можемо сказати, що домінантна потреба організму в будь-який час стає виступаючою фігурою, а інші потреби, в той самий час, відступають, принаймні тимчасово, в фон.” (ст. 8)

 

Awareness – Евернес

 “Ми також говорим про евернес, яке можна описати як невиразну увагу. Евернес є більш розсіяним та дифузним, ніж увага – воно означає більш розслаблене аніж напружене сприйняття цілою особистістю.” (ст. 10)

“Так як свідомість є абсолютно ментальною  за своєю природою, то і несвідоме також. Однак, евернес та аневернес не є абсолютно ментальними.” (ст. 54)

“Евернес завжди відбувається тільки в теперішньому. Воно відкриває можливості для дії. Рутина і звички є усталеними функціями, і будь-яка потреба змінити їх вимагає, щоб вони знову стали фокусом евернес.” (ст. 65)

 Продовження читайте у наступній публікації.

 

Глосарій гештальт-термінів С. Накрийко та С. Ситника (частина I)

О теории поля Курта Левина

Что общего между психологией и топологией, между математикой и личностью, физикой и поведением человека? Ответы на эти вопросы удалось дать ученому-психологу Курту Левину.

Курт Левин – оптимистичный труженик психологической науки

Курт Левин – дружелюбный, демократичный и вдохновенный ученый-психолог не получил выдающихся званий и наград, однако, многие введенные им понятия сегодня стали неотъемлемой частью психологической науки и практики.

Курт Цадек Левин (нем. Kurt Zadek Lewin) родился в г. Могильно (ныне территория Польши) в теплой и радушной еврейской семье в 1890 году. Чтобы дети могли получить хорошее образование, в 1905 году семья переезжает в Берлин. Курт хорошо успевает по физико-математическим дисциплинам, зато языки даются ему труднее, возможно именно поэтому в будущей научной работе Левин также предпочтет язык графиков и формул.

Трудоспособный и увлеченный Курт слушает лекции в университетах Фрайбурга, Мюнхена и Берлина, в том числе и психологические курсы выдающегося профессора В. Штумпфа, под руководством которого в 1914 году защищает докторскую диссертацию. Несмотря на ограничения, связанные с еврейским происхождением, Левин выбирает карьеру университетского преподавателя. Однако началась Первая мировая война, и молодого ученого призвали на службу в действующую армию. За время войны Курт успел жениться, пролежать восемь месяцев в госпиталях и написать научную статью «Ландшафт войны», в которой анализирует мироощущение солдата.

Награжденный несколькими наградами, в том числе и «Железным крестом», в 1921 году Левин возвращается в Берлинский университет. Личное обаяние, стиль преподавания и научного руководства привлекает к Левину студентов из разных стран. Некоторые открытия, позже вошедшие в сокровищницу психологических знаний, были сделаны учениками Левина всего лишь в дипломных работах. В 1931 году Левин читает лекции в Стэнфордском университете, а в 1933 году окончательно эмигрирует в США, где ему практически с нуля приходится начинать научную карьеру. Однако, следуя своим жизненным принципам, Левин много работает, публикует научные труды, проводит эксперименты и, в конечном итоге, завоевывает свою нишу в научных кругах. Хотя он так и не стал президентом Американской психологической ассоциации, его исследования заложили прочный фундамент для развития американской социальной психологии.

Возможно, Курту Левину удалось бы сделать значительно больше, если бы не внезапная смерть от сердечного приступа всего на 57 году жизни.

Психология на языке точных наук

Свою теорию поля Левин создал под влиянием точных наук – физики и математики. Психологические представления он описал на языке топологии, рассматривающей пространственные отношения, и годологии, науки о путях.

Другим источником, в котором Левин черпал научное вдохновение, стали взгляды видных ученых-психологов Макса Вертгеймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, основателей гештальтпсихологии. Само понятие «гештальт» в немецком языке обозначает форму и очертание предметов (например, треугольный, симметричный) или целостный объект, которому присуща определенная форма (например, треугольник, круг). Как видим, даже название нового направления психологии использует понятие, пришедшее из геометрии. Гештальтпсихология в начале своего становления сконцентрировалась на проблемах восприятия и научения. Левин же отталкиваясь от идеи целостного образа – гештальта, как образа мира или отдельного явления, создал свой оригинальный метод графического представления и анализа личности и её взаимодействия с окружающей средой.

Основные положения теории поля Курта Левина

Давайте мысленно представим себе математическое отображение личности так, как это делал Курт Левин. Можно также взять листочек бумаги и ручку и, следуя представленному ниже описанию, изобразить свою собственную жизнь, используя понятия теории поля.

Около центра листочка нарисуйте небольшой круг – этот круг собственно и есть вы – человек (персона). Левин обозначал круг, означающий целостность человека буквой P (person). Кстати, фигура может быть любой – треугольник, квадрат – по вашему желанию, но важны два фактора: 1) фигура замкнута, у неё есть сплошная граница (граница вашей личности) и 2) фигура расположена на листе, то есть не существует сама по себе, а включена в большее пространство.

Человек никогда не существует сам по себе, его окружают люди, вещи, явления, события. Это пространство вокруг человека Левин изображал в виде эллипса (ученики забавно прозвали эллипсы яйцами или картофелинами Левина). Круг может помещаться в любом месте внутри эллипса, но границы эллипса не пересекают круг и не соприкасаются с границами круга. Пространство между границами круга и эллипса – это психологическая (окружающая среда), которую Левин обозначал как Eenvironment). Пространство внутри эллипса, включающее круг – это жизнь, жизненное пространство L(life). Оставшееся свободное место на листе – это весь остальной мир.

Круг-в-эллипсе – главная и лучшая иллюстрация всех понятий теории поля, карта психологической жизни человека. Однако эта карта требует детализации. По Левину, чем точнее и многограннее детализирована карта, тем лучше психолог сможет понять поведение человека, ведь поведение (B, behavior) в терминах теории поля – это есть функция (f, function) жизненного пространства: B = f(L). Другими словами, поведение человека определяется не его внутренними миром и не окружающей средой, а только и всегда сочетанием этих двух факторов.

Что еще нужно понимать, глядя на круг-в-эллипсе?

Границы, лежащие между человеком и его психологической средой, так же как и границы, отделяющие весь остальной мир, не являются абсолютно непроницаемыми.

Например, где-то на другом конце света произошло землетрясение (событие за пределами психологической среды), но человеку, услышавшему это сообщение, в голову приходят мысли о конечности всего земного: он волнуется, у него могут появиться мысли о смерти (происходят изменения во внутреннем мире), и человек решает составить завещание, для чего посещает нотариуса (событие в психологической среде). То есть, одно событие, которое, казалось бы никак не затрагивает непосредственную жизнь человека, потянуло за собой ряд изменений в его жизненном пространстве. Левин сравнивал границы с мембраной или сетью, а не со стеной или жестким барьером. Есть люди более чувствительные (полезависимые), их границы характеризуются большей проницаемостью, и есть более устойчивые (поленезависимые) – события внешнего мира мало влияют на их внутреннее состояние.

Но и круг, обозначающий внутренний мир человека, не пуст. В центре круга выделяют центральную или внутриличностную часть и перцептивно-моторную часть – часть, отвечающую за восприятие и ответные действия. Такое разделение внутреннего мира человека Левин назвал дифференциацией.

Психологическая среда тоже дифференцирована – можно выделить различные сектора (участки) в любом месте эллипса, которые будут обозначать значимые для человека вещи, события, явления. Левин назвал такие участки регионами.

Жизненное пространство, включающее внутренний мир (персону) и психологическую среду, – это не что-то однажды созданное и застывшее: количество фактов и регионов может уменьшаться и увеличивать, регионы могут перемещаться ближе к границам внутреннего мира, или отдаляться от них, свойства границ также могут меняться – все это называется переструктурированием жизненного пространства.

Кроме того, регионы жизненного пространства могут быть реальными и воображаемыми, к последним относятся планы, размышления, мечты и фантазии.

Еще одной важной характеристикой жизненного пространства является временнóе измерение или перспектива. Хотя сами по себе факты прошлого и будущего не создают событий, но мысли, чувства и отношение к таким фактам лежат в настоящем и могут оказать существенное влияние на поведение человека. Так надежды на лучшее будущее могут оказаться для человека гораздо важнее, чем текущие трудности, а тени прошлого (например, пережитое предательство друга) могут существенно испортить настоящее (отношения с этим человеком).

Границы регионов человека и окружающей среды могут быть прочными или слабыми, текучими или ригидными (застывшими), далекими или близкими. То есть какие-то регионы могут отстоять далеко от внутриличностной области и не оказывать никакого влияния (дальность), на другие регионы человек может не реагировать (прочность), а по отношению к третьим может легко менять отношение (гибкость) и так далее.

К примеру, для влюбленного мальчика слова учителя на уроке могут находиться в регионе более дальнем, чем записка от его симпатии. И, конечно, чтобы получить заветную записку, мальчику будет гораздо легче повернуться к девочке, чем соблюдать дисциплину и внимательно слушать объяснения учителя. То есть происходит движение от региона «учеба» к региону «симпатия». Такие движения между регионами Левин назвал локомоциями. Это совсем не обязательно физические движения. Мы можем мысленно «убегать» к тому, что нас волнует – это и будет локомоцией. Локомоция двумя регионами (фактами) образует событие. События, в свою очередь, являются основой поведения.

Как же все эти показатели жизненной среды работают в совокупности? Как возникает поведение человека, а в более широком смысле протекает вся его жизнь?

Во-первых, человек у Левина – это сложная энергетическая система, стремящаяся к равновесию. Равновесие может нарушаться, если во внутриличностном регионе возникает напряжение (напряженность). Напряжение появляется тогда, когда у человека рождается потребность. Потребности могут быть биологическими (голод, жажда, половое влечение), а могут быть желанием чего-либо (работы, замужества), или намерением (завершить начатое задание) и так далее. То есть под потребностями в теории поля понимаются мотивы, желания, влечения, побуждения. Каждая потребность – это конкретный факт, создающий напряжение. Для восстановления равновесия (уменьшение напряжения) человеку нужно совершить процесс – это может быть мышление, запоминание, чувствование, восприятие, действие. Простейший пример: вы голодны, а в холодильнике пусто – возникает напряжение в регионе голода. Тогда вы решаете проблему с помощью процесса мышления (обдумываете, пойти вам в кафе, заказать пиццу или купить необходимые продукты и приготовить еду дома), затем совершаете действие – выполняете то, что решили и удовлетворяете потребность. В результате напряжение регионе «голод» вновь снижается.

Но не все напряжения так легко уравновесить. Например, получение образования, или завершение важного проекта может потребовать длительного времени. Поэтому одни регионы жизненного пространства могут быть напряжены больше, другие меньше. Иногда происходит замещение: напряжение в одних регионах уменьшается за счет действий в других. Классический пример замещения: на работе наорал начальник, дома мы наорали на ни в чем не повинных близких.

Состояние равновесия не означает, что напряжения нет вообще: равновесие, это установление баланса напряжений в разных регионах.

Напряженный регион может быть привлекательным или отталкивающим для человека – это свойство Левин называет валентностью. Валентность бывает положительной, отрицательной либо нейтральной. Простым примером валентности может послужить гамбургер, который обладает положительной валентностью, если вы голодны, нейтральной, если достаточны сыты, и отрицательной, если вы убежденный вегетарианец или однажды переели этих булочек с котлеткой до отравления.

Напряжение само по себе не порождает действие, для того, чтобы процесс уменьшения напряжения начался, необходима сила. Сила будет тем выше, чем выше уровень напряжения, а направление силы и точка её приложения зависят от валентности региона. Сила будет стремиться к региону с положительной валентностью и отталкиваться от региона с отрицательной.

«Понять вещи, подобные теории поля, и овладеть ими можно только на практике» – писал Левин, поэтому давайте рассмотрим конкретный случай поведения, например, поведение студента-дипломника.

Главная составляющая жизненного пространства студента-дипломника – это, разумеется, сама защита диплома. Регион для студента весьма напряженный, так как, во-первых, неизвестный, а во-вторых, с защитой диплома могут быть связаны значимые ожидания будущего (получить хорошую работу и т.д.). Поэтому регион «защита диплома» одновременно обладает и положительной валентностью (хочется завершить образование, перейти на новую жизненную ступень), и отрицательной (неизвестность, связанная с защитой, страшит). Снизить напряжение, обусловленное неизвестностью, студент пытается, получая информацию у окружающих: других студентов, преподавателей, родственников и так далее. Но чем больше времени студент тратит на эти локомоции, тем меньше у него остается сил для непосредственной подготовки к защите. Время, потраченное днем на попытки снизить напряженность за счет добывания информации, студент пытается компенсировать ночными занятиями. В результате увеличивается потребность в сне и отдыхе, и, следовательно, общее напряжение еще больше повышается.

Организм плохо переносит состояние напряжения и ищет выхода. И вот студент, почти неожиданно для себя, понимая, что у него совсем нет лишнего времени, соглашается посетить студенческую вечеринку. На какое-то время вечеринка помогает сбросить пар: причем, чем выше напряжение студента, тем более бурным может быть его увеселительный отдых. Однако на следующий день в жизненном пространстве студента могут обнаружиться новые регионы напряжения, например, чувство вины.

Напряжение в регионе защиты диплома нарастает, и теперь уже приобретает выраженную отрицательную валентность, поэтому направление силы студента может принять характер избегания. Внешне это может выражаться странным для окружающих поведением студента – он как будто намеренно разбрасывается временем, занимается разными другими, неважными на данный момент времени вещами. Сам же студент ругает себя за несобранность, неорганизованность, неспособность. Понятно, что напряжение продолжает расти. Не исключено, что в этот момент напряжение будет искать замещающие пути выхода, и наш студент начнет срываться на близких, друзьях и даже преподавателях. В конечном итоге, если студенту и удается собраться с силами и приступить к подготовке, то дается это ценой блокирования почти всех регионов, не связанных с защитой. Студент способен только что-нибудь поесть, иногда несколько часов поспать, а все остальное его время занято не всегда продуктивными занятиями, так как мысли продолжают ускользать, а нездоровый образ жизни сказывается на общей работоспособности. В жизненном пространстве студента наблюдается ярко выраженный конфликт.

Курт Левин дает объяснение, почему возникают подобные конфликты в жизненном пространстве человека.

Конфликт – это противодействие приблизительно равных сил поля.

Конфликт бывает трех основных видов:
– Человек находится между двумя положительными валентностями (когда одинаково хочется двух вещей, например, съездить в отпуск или сделать какую-либо крупную покупку.)
– Столкновение с фактом, который имеет одновременно положительную и отрицательную валентность («и хочется, и страшно», как в случае с нашим дипломником).
– Конфликт между двумя отрицательными валентностями (когда нужно сделать неприятную работу под угрозой наказания, например, ребенку не хочется мыть посуду, но и не хочется получить нагоняй от мамы).

Итак, поведение человека определяется:

а) возникшей потребностью;

б) напряжением в регионе потребности;

в) процессом, который запускается, что бы снизить напряжение;

г) валентностью (ценностью) напряженного региона;

д) силой, которая работает на уменьшение напряжения и восстановления равновесия в жизненном пространстве.

Теорию поля Левин распространяет на социальные отношения и утверждает, что «группа – это нечто большее… нечто иное, чем сумма её членов». Так же как и взаимодействия между регионами в жизненном пространстве, Левин анализирует отношения между людьми, опираясь на топологические и годологические понятия. Его метод графического моделирования взаимоотношений членов группы прочно закрепился в современной психологии.

Левиным и его учениками было проведено немало прикладных исследований. Так в содружестве с Липпитом и Уайтом Левин анализировал влияние стиля лидерства на группу. В результате этих исследований было установлено, что авторитарный стиль лидерства приводит к индивидуализму членов группы, враждебным отношениям внутри группы и уступчивому поведению по отношению к лидеру. А демократический стиль руководства порождает атмосферу сотрудничества. Причем переход от авторитарного к демократическому стилю занимает намного больше времени, чем наоборот – от демократического к авторитарному. Левин так прокомментировал эти выводы: «Автократия присуща человеку, а демократии нужно учиться».

Ученики Левина занимались исследованием мотивации, намерений, притязаний, ситуаций фрустрации и получили весьма интересные факты, которые до настоящего времени используются практическими психологами.

К примеру, Блюма Вульфовна Зейгарник, российская студентка Левина, доказала, что незавершенные действия помнятся в два раза дольше завершенных (этот факт получил название эффект Зейгарник).

Еще одна россиянка М. Овсянкина показала, что 86% испытуемых возвращаются к незавершенным заданиям: то есть человек с большой долей вероятности не придет в равновесие, пока не доделает начатое дело. Исследования Овсянкиной продолжили А. Малер и К. Лиссиер и показали, что если незавершенное дело заменить похожим, то возврат к незавершенному заданию маловероятен. В последующих исследованиях были получены данные, что незавершенное действие может быть доведено до конца в нереальном плане (доигрывание ситуации в воображении, в игре и т.д.). Выводы этих исследований сегодня используются в практике индивидуального и группового психологического консультирования.

Американский период Левина оказал большое влияние на развитие социальной психологии. Именно ему принадлежит идея групповых тренингов. Левин писал, что «обычно легче изменить индивидуумов, собранных в группу, чем изменить каждого из них в отдельности». Научные исследования Левина дали старт исследованиям таких социальных феноменов, как социальная дистанция, конфликт, групповая динамика, стремление к успеху и избегание неудач, социальная перцепция и других.

Курт Левин, в отличие от бихевиористов, рассматривавших поведение человека механистически (поведение – есть реакция на стимулы среды), вернул психологии внутренний мир человека – его потребности, планы, намерения и чувство самости, сумев при этом остаться в границах строгой научности и экспериментального подтверждения теоретических выкладок.

Джерело – psydom.ru

О теории поля Курта Левина

“Робота з кризовими станами в гештальт-терапії”

Навчання проходить у формі семи триденних тематичних сесій упродовж 1,5 років (210 годин), включає теорію (основні теоретичні уявлення про кризові стани), освоєння діагнозтичних методик і демонстраційні теоретичні сесії. Спеціалізація знайомить з терапевтичними моделями роботи з кризовими станами, що інтегрують уявлення гештальт-підходу з клінічними особливостями кризових станів.

У групі є можливість отримати як клієнтський, так і терапевтичний досвід. Кількість учасників обмежена (16-18 людей)

Початок проекту – 20-23 січня 2015 року.

Тренерський склад: Олександр Моховіков, Алла Поверенова, Олена Коссе, Роман Сидорченко, Ірина Толочко.

Основні теми:
1. Загальна теорія криз.
2. Кризи обставин. Робота з горем (втратами) і його довгочасними наслідками.
3. Суїцидальна поведінка. Терапевтична робота із суїцидальними клієнтами.
4. Робота гештальт-терапевта із клієнтами, які пережили насилля (психологічне, фізичне, сексуальне).
5. Робота з гострою травмою в гештальт-терапії.
6. Гештальт-підхід у роботі з психічною травмою та ПТСР.
7. Сертифікаційна сесія. Супервізія гештальт-терапевтів, що працюють з кризовими станами.

Лінійний тренер – Ірина Толочко.
Реєстрація в групу та детальна інформація:
м. Чернівці, Дар’я Юркевич 0990698519

Для підтвердження участі в групі потрібно внести передплату.

“Робота з кризовими станами в гештальт-терапії”

Погляд на форми фестивально-психологічної роботи

• Авторська майстерня – це простір для презентації, обговорення та апробування професійних здобутків; це місце, де майстер, той, хто щось цікаве з(ви)найшов, а може й виплекав, безсонними ночами або створив шляхом багатьох спроб, або пошуками тої миті натхнення,яка розставляє всі складові головоморочки на свої місця.

• Вечір психологічного кіно – перегляд художнього фільму, який обирають учасники методом голосування, з подальшим обговоренням.

• Ворк-шоп – одна з форм групового навчання; у виробничій галузі близьким до цього поняття буде «ательє», майстерня дизайнера; у інформаційному середовищі – це місце для створення нових ідей, розвитку, покращення того, що вже існує.

• Лекція – якщо вийти за рамки навчання у вузі, то лекцією є систематизоване, послідовне викладення не лише теоретичних здобутків класиків науки, але й особистого досвіду фахівця-практика чи науковця.

• Майстер-клас – простіше кажучи, то є форма роботи на авторській (див. вище) або творчій (див. нижче) майстерні; спосіб донести за короткий час от саме щось цікаве для тих, з ким хочеться поділитися.

• Презентація методу – це можливість на власному досвіді, не через книги, побачити, відчути і зрозуміти як працює той чи інший метод в практичній психології.

• Психологічний дебют – форма роботи на Фестивалі, яку представлятимуть психологи, що роблять перші кроки на своєму професійному шляху; ось де можна побачити більше живої тривоги буття і менше професійної відстороненості й пафосу.

• Творча майстерня – простір поєднання творчих пошуків та втілення креативних знахідок власними руками, де можна знайти радість від процесу і результату.

• Тематичний круглий стіл – це дуже серйозна справа, як правило, для обговоренняякоїсь дуже серйозної теми, наприклад, для підведення підсумків Фестивалю.

• Тематичний семінар – це коли збирається зо 40 різних людей (яких все ж щось об’єднує), сідають вони разом в одному приміщенні і придумують тему семінару; тоді декілька з них виходить в центр гурту, сідає колом і обговорює ту тему якийсь час, а далі всі решта кажуть, що вони з того приводу думають і відчувають.

• Програма для дітей і підлітків:

Дитяча група – жартома, то є місце, в якому деякі дорослі (їм, звичайно ж, пощастило) можуть згадати, як вони були дітьми; серйозно – то цікаві дитячі забавки, можливість поморочити голову декільком дорослим, і за то нічого не буде.

Підліткова група – це наметовий табір на перевалі самовизначення; часом, не важливо скільки тобі років, щоб ти міг зайти сюди перепочити, побути в колі схожих і різних. Але на фестивалі – це тільки для тих, кому до 18 років (від 12-ти).

Автор – Ігор Огданський

Погляд на форми фестивально-психологічної роботи